ОГП

Switch to desktop Login



Беларусь может остаться и без активов, и без денег

Оцените материал
(0 голосов)

План структурных реформ экономики Беларуси подготовили правительство и Нацбанк республики. На этой неделе белорусские власти намерены провести консультации с представителями ЕС, Еврокомиссии, Всемирного банка и других международных финансовых организаций. Документ уже передан в МВФ, делегация которого с 17 по 28 октября будет проводить в Беларуси постпрограммный мониторинг.

По словам замминистра экономики Беларуси Дмитрия Голухова, план совместных действий правительства и Нацбанка захватывает несколько горизонтов и предусматривает меры на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективы. Его целью является формирование базы для повышения эффективности и конкурентоспособности экономики страны.

Пишут программы одни, а выплняют их другие

Беларусь уже не раз брала кредиты у международных организаций под красивые планы реформ. Удалось ли выполнить обещания? 

Экс-председатель Нацбанка Станислав Богданкевич в интервью сайту «Товарищ.online» заявил, что с выполнением планов у белорусских властей дела обстоят неважно.

– Хотели привлечь $14,5 млрд иностранных инвестиций, а по официальным данным привлекли миллиард или полтора. Планировали, что рост доходов населения будет ниже роста производительности примерно на 2 процентных пункта. На самом деле производительность составила 2,5%, а доходы – 20%. Планировалось снижение ставки рефинансирования до 13-15%. Ставка рефинансирования сегодня 23,5% официально, а на самом деле – 45% (по такой ставке банки могут получать ресурсы в Нацбанке). По всем направлениям у нас планы провалены, – приводит пример Богданкевич по показателям 2013 года.

По мнению экономиста Сергея Балыкина, причиной таких провалов может стать то, что пишут планы одни люди, а выполняют другие.

– Если пишут специалисты Минэкономики эти документы, то они их пишут совершенно искренне. А уже выполнение зависит от других людей, – говорит Балыкин.

Он предполагает, что такая же участь ждет и новый совместный план Нацбанка и правительства:

- Все будет как всегда. Если кто-то постоянно что-то проваливает, ждать чудес не приходится. Ведь каковы реальные полномочия правительства и Нацбанка? Да никаких. Если бы инициатива исходила от первого лица в государстве, то и в этом случае никаких гарантий нет, что выполнят. А тут просто в очередной раз найдут какое-нибудь оправдание.

Станислав Богданкевич поддерживает намерения, изложенные в плане, однако также считает, что в белорусских условиях такие документы должны приниматься на более высоком уровне, чем правительственный:

- Президент должен объявить программу оздоровления на потребительском рынке и доведения инфляции на нем до 3-5%, а кредитных ставок – до 5-8%.

Президент думает одно, правительство и Нацбанк другое

Еще десять месяцев назад Александр Лукашенко громогласно заявлял, что стране не нужен новый кредит Международного валютного фонда. По словам президента, западные страны (которые являются основателями МВФ) хотят, чтобы Беларусь побыстрее продала свои предприятия. Структурные реформы в экономике Беларуси проводятся, но «не в интересах тех, кто держит МВФ», подчеркивал в декабре 2012 года Лукашенко. Однако сейчас Беларусь поторопилась предоставить новый план реформ Международному валютному фонду. Возможно, речь идет о намерении взять очередной кредит? 

– Наши власти всегда готовы одолжить, – говорит Сергей Балыкин. – Наши власти брали много, охотно и столько, сколько давали. Проблема в том, что не очень-то много дают.

Экономист не видит в решениях МВФ относительно Беларуси каких-то политических мотивов, о которых говорит президент:

- Единственная политика, которую я там вижу: нам пытаются предложить рыночные правила игры, а власть от этих правил всегда отказываетсяА отказывается она потому, что в условиях рынка не может контролировать экономику и, соответственно, теряет свое влияние.

Что уйдет с молотка в первую очередь

Один из амбициозных пунктов нового плана реформ – получить в 2014 году до $4,5 млрд от приватизации объектов госсобственности стратегическими инвесторами. Чисто технически эта цифра вполне реальна. Так оценил планы правительства в интервью сайту «Товарищ.online» экономист Лев Марголин.

Проблема в том, заметил он, что Лукашенко обычно боится продешевить и поэтому устанавливает заоблачные цены. Такие деньги ни один инвестор не собирается платить. В качестве примера он приводит озвученную президентом стоимость «Беларуськалия» более $30 млрд, а также долю в сотовом операторе МТС, которую предлагают за миллиард долларов уже не первый год.

 Но может быть все-таки обстоятельства, которые прижимают все сильнее и сильнее, заставят Лукашенко продавать активы. Хотя, конечно, делать этого не хочется, потому что кто бы ни был стратегическим инвестором, влияние на эти объекты теряется, – говорит Марголин.

Он отмечает, что цифра $4,5 млрд значит, что планируется приватизация значимых для Беларуси объектов и только теми, которые недавно были обозначены Госкомимуществом, не обойтись: «Тут нужны объекты стоимостью в сотни миллионов, а может и миллиард».

По мнению экономиста, это могут быть нефтеперерабатывающие заводы и другие предприятия химической промышленности, на которые есть спрос – и «Гродно Азот», и Гомельский суперфосфатный завод. 

– Мы заинтересованы в том, чтобы нефтеперерабатывающие заводы были обеспечены нефтью. И тут расчет на то, что если они будут принадлежать россиянам, то они постараются этот вопрос решить. А значит в какой-то степени будут решать и валютный вопрос для Беларуси, – объясняет Марголин. –  Заводы-то эти отсюда не увезешь. И на них будут распространяться белорусские законы по уплате налогов, обязательной продаже валюты. Тем более, продав эти заводы, можно рассчитывать, что Россия уравняет их статус с собственными заводами. Тогда, возможно, при экспорте не нужно будет перечислять в российский бюджет таможенную пошлину

То есть, считает эксперт, в первую очередь будут проданы те предприятия, которые зависят от России.

«Беларуськалий», по его мнению, будет последним активом, с которым решится расстаться Лукашенко. 

– Во-первых, сейчас пока очень неудачный момент для его продажи, поскольку цены на калий упали, и упали цены на производственные мощности. Неизвестно, насколько этот процесс затянется. Кроме того, это единственный по-настоящему ценный актив, который не зависит от внешних факторов. Нефтеперерабатывающие заводы превратятся просто в жестянку, если Россия перестанет поставлять нефть. То же самое касается и труб. А «Беларуськалий» всегда будет самоценным. Поэтому такие вещи продаются в самую последнюю очередь.

Лев Марголин сомневается, что найдется «какой-нибудь ненормальный инвестор», который выложит $15 млрд за 50% акций предприятия, тем более, что «больше половины Лукашенко и не предлагал никогда».

Почему западные инвесторы лучше российских

Кроме россиян, на белорусские промышленные объекты – например, машиностроительные – могут прийти и западные инвесторы: «Они могли бы вдохнуть в них новую жизнь, новые технологии, чего россияне явно не сделают».

Если же речь идет об активах, которые зависят от российского сырья, то тут, пожалуй, другого варианта, кроме российских инвесторов, не будет даже при самой прозрачной приватизации, говорит эксперт. По его словам, последние события с «Беларуськалием» и арестом Владислава Баумгертнера напугали тех, кто хотел сюда прийти. 

Но когда речь идет о прибыльных активах, то и западные инвесторы закрывают глаза на то, что здесь делается, отмечает Марголин, приводя в пример строящиеся в Беларуси объекты торговли с литовскими, польскими и латвийскими инвестициями, а также банки и страховой бизнес с иностранным капиталом. 

Эксперт, однако, отмечает, что даже если сумму в $4,5 млрд удастся выручить, то мы рискуем «проесть»ее буквально за год, как это было с деньгами за «Белтрансгаз». В таком случае мы останемся и без активов, и без денег. Продавать предприятия имеет смысл, если полученные средства пустить на реформирование экономики, резюмирует Лев Марголин.