ОГП



Лев Марголин: Белорусам надо готовиться к росту цен

Оцените материал
(8 голосов)
Лев Марголин Лев Марголин

Система абсолютно нежизнеспособна.

 

До того, как исчезнуть с публичных мероприятий, породив слухи о возможном инсульте, Лукашенко успел провести очередное совещание по проблемам развития сельского хозяйства.

Результатом стал проект указа о продлении предприятиям АПК сроков погашения долгов перед банками. Однако в кредитном портфеле последних задолженность колхозов и так приобрела статус «проблемной», а цены на продукты питания в Беларуси – выше, чем у соседей.

Каких последствий ожидать от очередного вмешательства государства в вопросы сельского хозяйства? На вопросы Charter97.org отвечает член Экспертного совета ОГП, экономист Лев Марголин:

- Если перечислить все случаи за последние 25 лет, когда сельхозпредприятиям списывались или пролонгировались долги – можно будет написать целый увлекательный роман.

Пора бы уже официально признать, что нынешняя форма сельхозпредприятий – абсолютно нежизнеспособна. На белорусской земле, как и в советские времена, нет хозяина.

Для банков продление долгов, конечно же, станет очередным неприятным явлением. Но в общем объеме кредитного портфеля долги колхозов не занимают ведущего места. К тому же в этих случаях долги «вешают» не на Агропромбанк. Банк получает целевое бюджетное финансирование на пролонгирование или списание этих кредитов.

- То есть, деньги будут взяты из бюджета – фактически, из налогов граждан?

- Да. Мы привыкли уже к тому, что колхозы превратились из экономических агентов в организации «социальной защиты» сельчан. Они обеспечивают сельскому населению минимальный уровень жизни взамен на полный контроль над ними.

Сегодня колхозы регулируют жизнь белорусов на селе во всем – не только в вопросах работы и зарплаты. Если человек на селе лишается доверия со стороны власти – он лишается всего. Фактически наши сельчане являются крепостными 21-го века. Это хорошо видно во время «выборов»: количество проголосовавших там зачастую больше 100%, а в списках много тех, кто давно уже уехал из этой местности или просто умер.

- Если банки, как вы говорите, выдержат новый аграрный указ властей, то как быть с потребителями? Белорусы и так платят за продукты питания больше, чем соседи…

- Это два взаимосвязанных процесса: неэффективное производство не может создать эффективный товар. Наши продукты питания по себестоимости в разы дороже, чем у соседей. Ведь вкладываемые в течение сезона в убыточные хозяйства суммы намного больше, чем объем их выручки.

При теперешней системе есть только один путь снизить цены на продукты питания: накачать колхозы еще большими деньгами. Но государство уже физически не сможет этого сделать, поэтому продукты будут дорожать.

Государство может только грустно смотреть, как наши соседи все больше обгоняют нас по дешевизне продуктов питания и применять неэкономические способы ограждения белорусов от покупки зарубежного изобилия.

Мы помним ситуацию с российским сахаром и молоком, когда они становятся дешевле белорусских. А с дешевыми товарами из Украины, Польши и Литвы и вовсе не будут церемониться – им просто не позволят появиться на белорусском рынке.

- То есть, у граждан берут деньги, чтобы вложить в убыточное сельское хозяйство, а потом еще и поднимают цены на продукты неэкономическими методами?

- Я бы сказал так: цены на продукты в Беларуси будут повышаться экономическими методами – ведь надо как-то окупать вложенные в АПК бюджетные средства. А для того, чтобы сельхозпредприятия не «легли», рынок будут «зачищать» от конкурентов неэкономическими способами. И это тоже будет способствовать повышению цен на продукты.

- Особенно жаркое лето этого года приведет к сезонному росту цен?

- Не думаю, что жара будет настолько критическим фактором. Для зерновых сегодняшняя погода не является решающей. Важнее то, что было в мае. И хотя тогда посевы частично пострадали от засухи, думаю, что шесть миллионов тонн для внутреннего потребления будет собрано. Хотя для экспорта может и не хватить.

Погода – это не то, что может угрожать нашему сельскому хозяйству. Главный его бич – сама организация производства. Власти вредят АПК больше, чем жара или тот знаменитый «опасный жук», на которого ссылается Россельхознадзор.