ОГП

Switch to desktop Login



Синдром Канопацкой

Оцените материал
(6 голосов)

Особенность нынешней парламентской кампании в том, что оппозиция продолжила борьбу за мандаты даже после того, как их получили представительница «Таварыства беларускай мовы» Алена Анисим и член ОГП Анна Канопацкая.


И если к Анисим вопросов не возникло, то в случае с Канопацкой борьба продолжилась в стилистике «верни на место то, что тебе не принадлежит». В частности, однопартиец Канопацкой, экс-кандидат в депутаты Ольга Майорова в соцсетях сделала заявление, в котором назвала позором согласие партии принять мандат Канопацкой, а также сформулировала 9 острых вопросов к руководству ОГП.

Эстафету принял руководитель Минской областной организации партии Виктор Молочко, также заявивший: «В связи с тем, что партия (ОГП) дала согласие на «назначение» одного из ее членов в Палату представителей... считаю для себя дальнейшее руководство Минской областной организацией ОГП нецелесообразным… Свое пребывание в партии… будет мной обсуждено со своими членами партии». В чем вина Канопацкой, как отреагировало партийное руководство на сложившийся конфликт и не приведет ли данная ситуация к расколу внутри организации обозреватель «БелГазеты» Евгений Кечко выяснял у  Ольги МАЙОРОВОЙ и лидера ОГП Анатолия ЛЕБЕДЬКО.

 

Ольга МАЙОРОВА: «ЕСТЬ ВОДОРАЗДЕЛ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЙ ПАРТИЯ ПЕРЕШАГНУЛА» 

 

- Оппозиция впервые за долгие годы одержала локальную победу на парламентских выборах, почему же вы называете согласие ОГП принять депутатский мандат позором?

- Это предательство тех принципов, о которых мы говорили, например, в прошлом году, когда критиковали позицию «Говори правду». У нас состоялось собрание в офисе, я задала вопрос по этому поводу г-ну Лебедько, и он в своем ответе фактически повторил всю прошлогоднюю риторику Андрея Дмитриева. Тогда это категорически критиковалось и считалось неприемлемым, сейчас же лидер нашей партии занял противоположную позицию. Считаю, что надо либо официально признать, что вы принципиально меняете курс партии, либо готовьтесь к тому, что некоторые члены покинут ряды.

- До парламентской кампании вы часто пересекались с Канопацкой?

- Я долгое время даже не знала, что она являлась руководителем городской организации, потом, когда узнала, из общения с ней поняла, что она ничего не делала на этом посту. В партии объясняли, что у Анны свой бизнес и она не может им рисковать. Тогда я приняла эту ситуацию, тем более все с этим в партии были согласны, и это позиционировалось как необходимость для решения каких-то бюрократических нюансов. Теперь тот же самый человек приходит в ПП НС, у него остается тот же бизнес и те же проблемы, а зная, как велась работа раньше, я понимаю, что сейчас с большой долей вероятности прежние подходы будут спроецированы  и на работу в парламенте. Если мы признаем незаконность и пользуемся этой ситуацией, чтобы дальше бороться за закон, то это - верх цинизма.

- У вас есть конкретные доказательства того, что Канопацкая развалила работу городской организации?

- Как мне в свое время объяснили, Анну попросили занять должность руководителя минской организации, поскольку больше это сделать некому было. Она руководила, подписывала какие-то бумаги, потом наступила президентская кампания, и она вообще исчезла. Не знаю точно, что произошло, но с чужих слов мне стало известно, что она уехала в Германию по каким-то личным вопросам. В результате городская организация практически не участвовала в той кампании, исполнял обязанности руководителя Николай Козлов, которого потом избрали на должность официально. Канопацкая даже не приехала на собрание хотя бы для того, чтобы просто сдать дела. Она появилась в этой парламентской кампании, когда маховик закрутился.

- Лебедько ссылается на большинство спикеров партии, выступающих за принятие мандата Канопацкой. Может, вы владеете другими данными?

- В Сети есть общедоступная группа, но на этой площадке не было никакого обсуждения, пока я не разместила там свой текст. И только в комментариях к этому посту стали появляться мнения: подавляющее большинство сохраняло нейтралитет и никак не комментировало ситуацию, но было несколько фамилий, мелькавших из раза в раз. Если подсчитать все фамилии высказавшихся, вряд ли стоит говорить о большинстве: фактически это были комментарии одних и тех же людей.

На следующий день после выборов я с утра  приехала в офис, просила Анатолия Владимировича собрать спикеров, обсудить ситуацию. Он ответил, что в этом нет необходимости, поскольку у партии нет возможности влиять на решение Анны. Они соберут совет, спикеров собирать не будут, мне об этом было сказано прямо в офисе. После этого я и решила сформулировать этот текст, разместила сразу на внутренней площадке, но, получив несколько очень неприятных комментариев, решила вывести проблему в общий доступ.

- Вы уверены, что отказались бы от мандата, одержи победу на своем избирательном округе?

- Абсолютно, поскольку в нашем округе были постоянные фальсификации: за один день явка могла быть завышена в 11 раз, наблюдателей удаляли с участков, на один участок даже вызывали МЧС, эвакуировали людей - творились явные безобразия. Я не утверждаю, что победила электорально, вряд ли это произошло, но закрывать глаза на такие нарушения невозможно. Было обидно, когда на площадке для спикеров г-н Лебедько написал примерно следующее: мол, положа руку на сердце, давайте спросим у себя тихим шепотом, если бы вам написали 23%, неужели вы бы не согласились? Был ответ, что, конечно же, согласились бы, но я лично для себя считаю такую позицию оскорблением.

- Майорова и Молочко - единичные люди, не разделяющие позицию партии?

- Мне звонили однопартийцы, выражавшие поддержку, в т.ч. один из лидеров областной организации. Но я бы пока не хотела называть конкретные фамилии, чтобы не подставить людей перед запланированной на 25 сентября встречей спикеров.

- Одно из ваших обвинений в адрес Канопацкой заключалось в том, что она не указала на предвыборном плакате ни свою партийность, ни ссылку на программу «Миллион новых рабочих мест»…

- Нам объяснили, что это была идея Канопацкой, после произошедшего несколько раз повторили, что с Анной были проведены беседы, она раскаялась и признала, что была не права. Кроме того, в момент появления этого плаката в группе для спикеров появился пост Лебедько с примерно следующим содержанием: фотография наша, фамилия наша, а что еще наше, где остальное? Это точно было не решением партии.

- Сейчас ведется много разговоров по поводу двух подаренных властью мест, но председатель ТБМ Олег Трусов, говоря о победах Канопацкой и своего зама Алены Анисим, убежден, что это две абсолютно разные истории…

- Тоже так считаю - я пока не слышала о факте фальсификаций в округе Анисим. Здесь вроде все хорошо: это ее личный выбор, ее моральная позиция. В нашем же случае фальсификации имели место: сохранились скриншоты комментариев работников офиса, членов нашей партии, это подтверждавших. Проблема тут не в позиции самой Канопацкой, а в позиции партии: готова ли она переступить через признание этих фальсификаций и согласиться с тем, что ее кандидата все равно назначают в парламент. Есть водораздел, через который я лично перейти не могу, но партия, к сожалению, его перешагнула.

Справка «БелГазеты». Ольга Майорова родилась в 1966г. в Молодечно. В 1987г. окончила Минский пединститут по специальности «методика преподавания в начальных классах», позже - Институт повышения квалификации БГУ по специальности «культуролог». Работала в школе преподавателем мировой художественной культуры, сейчас  - репетитор начальной школы. Член ОГП с 2013г.


Анатолий
 ЛЕБЕДЬКО: «ПОЛОЖИТЬ МАНДАТ ОБРАТНО ВСЕГДА УСПЕЕМ»

 

- У вас есть ответы на все вопросы, поставленные Майоровой перед руководством партии?

- Безусловно, и она их получила в присутствии других членов партии, только можно было бы поменять последовательность: сначала получить ответы, а потом выставлять это в публичное пространство - может, тогда и отпала бы необходимость поступать таким образом. В этих вопросах есть ряд некорректных заявлений, не соответствующих действительности фактов и элементарное незнание внутреннего устава. Но мы - не военный батальон и не вертикаль Лукашенко: дискуссия всегда была отличительной чертой ОГП. Я уважаю разные точки зрения, но есть и элементарная корректность: мы можем спорить до первых петухов, но пока внутри своей структуры не прозвучали исчерпывающие ответы, нет смысла апеллировать к третьей стороне.

- Комментируя заявление Молочко о его нецелесообразности руководить Минской областной организацией в связи с согласием партии на «назначение» члена ОГП в ПП НС, вы также говорили о проявлении внутрипартийной демократии. Не боитесь, что эта демократия расколет вашу структуру или даже выбьет из-под вас кресло руководителя ОГП?

- За последние 20 лет мы, наверное, единственная структура, не претерпевшая раскола, все остальные более или менее значимые политические организации через это прошли. Люди  могут высказывать свою позицию до тех пор, пока не принято решение. После принятия оно обязательно для выполнения руководящими работниками. К примеру, устав дает право не выполнять решение рядовому члену партии, но человек при должности обязан подчиниться. Если Молочко посчитает, что его позиция не совпадает с позицией политсовета, ему придется уйти с должности, но при этом он может остаться членом партии.

Не вижу оснований, чтобы подо мной шаталось кресло: я предпочитаю, чтобы шатался нынешний политический режим. В рядах ОГП много самодостаточных людей, которые в партии не один год и не привыкли разбрасываться словами. Для меня как руководителя главное, чтобы у всех участников дискуссии для принятия осознанного решения было максимум информации. Если апеллировать к фактам, на сегодня по тому же «вопросу Канопацкой» только один из 17 членов политсовета занимает радикальную позицию, из 27 недавних кандидатов в депутаты - двое. Нет критической массы для того, чтобы оперировать категориями «раскол» и «шатание».

- Как вы ответили Майоровой на один из самых острых ее вопросов: как можно одновременно признавать выборы нелегитимными во всей стране и делать исключение для отдельно взятого округа?

- А чем ее слова подкреплены? Любой член партии и немного интересующийся политикой человек может быстро через поисковые системы найти нашу официальную оценку: свободных и честных выборов нет, стандарты ОБСЕ не соблюдаются, парламент нелегитимен и т.д. Мы - не инопланетяне и понимаем, что власть контролировала все пространство, и в определенной степени победа Канопацкой и есть назначение. Другое дело, что, по моим выводам, у нас украли 10-15 депутатских мандатов: я пропахал все регионы и знаю, что много где наши кандидаты были сильнее провластных. Я принимал участие в кампании Канопацкой, у нее была очень высокая поддержка, может, она набрала не 23, а 43%. При этом у нас было одно из самых жестких посланий к власти, которое несли и Майорова, и Канопацкая, и больше двух десятков других наших кандидатов. Оценки не меняются ни на йоту, перед нами стояла только одна дилемма - что делать с мандатом Канопацкой.

- Может, сданный Канопацкой мандат только подкрепил бы веру в ОГП среди электората, поддерживающего альтернативные силы?

- Если бы ход ваших мыслей был правильный, на площадь после окончания выборов пришло бы не 300 человек, а 300 тыс. Мы знаем, как можно жить без мандата, и когда власть задумывала нехарактерный для нее по тонкости шаг, думаю, она рассчитывала, что это взорвет ситуацию внутри партии, приведет к расколу, либо мы будем вынуждены отказаться от мандата. Это дало бы власти повод для заявлений наподобие: видите, даже получив возможность, они ее не использовали, чтобы доказать, что у них что-то есть. Взвесив плюсы и минусы и понимая, что живем в очень специфической стране, мы решили взять этот мандат. Но мы намерены с этим мандатом не встраиваться в эту систему, а попробуем ее поменять. Положить мандат обратно мы всегда успеем.

- Почему все же кандидат от ОГП выстрелил в округе, где баллотировалась Татьяна Короткевич?

- Не ищите лишнего: когда Канопацкая дала согласие на участие в выборах, почти все округа по Минску были заняты кандидатами от правоцентристской коалиции - мы взяли обязательство разделить территорию и иметь часть общего  послания. К сожалению или счастью, только этот округ оказался свободен, а Канопацкая сказала, что может быть эффективной на любой территории. Она появилась там в силу обстоятельств и сработала хорошо.

- То, что Короткевич, которой любят  приписывать кулуарное сотрудничество с властью, проиграла представителю ОГП, может привести к тому, что сейчас начнется активный поиск засланных казачков в ваших рядах?

- Кто хочет искать, пусть ищет. Надо понимать главное: все-таки «Говори правду» позиционировала себя как лояльная по отношению к власти сила, обходили острые углы, говорила о проблемах завуалировано. Они были не прочь, сохраняя какую-то оппозиционную риторику, понравиться власти. Наши кандидаты, включая Канопацкую, имели четкое послание: мы зашли в политический, экономический и моральный тупик, из него надо выходить с новой конструктивной программой. Для этого и нужен мандат, причем он не нужен лично Канопацкой, которая самодостаточна и умеет зарабатывать деньги. Она потеряет в зарплате, столкнется с давлением на нее, ее родственников - мывсе понимаем, в какой стране живем.

Справка «БелГазеты». Анатолий Лебедько родился в 1961г. в Столбцовском районе Минской области. В 1985г. окончил факультет истории и французского языка Минского пединститута, в 1996г. - юрфак БГУ. Депутат Верховного Совета 12­го и 13­го созывов. Председатель ОГП с 2000г.


БелГазета