A+ A A-


Молдова: Кто украл миллиард? Как смешанная система выборов работает против оппозиции?

Оцените материал
(12 голосов)

Глава Экспертного совета ОГП Александр Добровольский расспросил Игоря Гросу, генерального секретаря новой проевропейской партии «Действия и Солидарность», о ситуации в политической жизни страны.

Кто украл миллиард? Как за полгода получить поддержку 48 % жителей страны? Почему они не берут в партию людей с большими деньгами? Как пропорциональная система выборов работает против новой демократической оппозиции?


Игорь Гросу

– Вот если бы в Молдове выборы состоялись завтра, что бы произошло?

– Согласно последнему соцопросу в парламент прошли бы только 2 партии: партия социалистов, которую представляет президент Додон, и партия “Действия и солидарность”, которую представляет Майя Санду.

Что примечательно, согласно последнему опросу очень велико количество – больше 40 % – неопределившихся избирателей. Это говорит о том, что эти 2 партии и другие две партии, которые на грани прохода в парламент, имеют возможность во время избирательной кампании проявить себя и доказать, что они могут и должны быть в парламенте.

– А что происходит с бывшей правящей коалицией, с теми партиями, которые ее формировали?

– У нас на данный момент гибридная, скажем так, коалиция. Она совсем не представляет тот голос, который был дан ей избирателями в 2014 году. Правящая партия прошла в парламент в 2014 году с 19 депутатами. Сейчас у них больше 60 депутатов, которые – вся общественность Молдовы говорит – были либо куплены, либо путем шантажа заставлены правящей партией примкнуть к Демпартии. То есть она никак не отражает желаний избирателей. Плюс к этому, возвращаясь к последнему опросу, рейтинг этой партии – в районе трех-четырех %.

– А в чем причины такого падения доверия к ним?

– Я думаю, что главное – очень показательный пример – это украденный миллиард. Мы, к сожалению, стали очень известными, после того, как был украден один миллиард долларов. Ответственность за это ложится на все партии, которые были в то время в альянсе.

– Но кто-то же конкретно это сделал?

– Да, все те, кто украл, они на виду.

– Они что, поделили между собой, между партиями?

– Я думаю, что это было больше на уровне лидеров партий, а не партий, скажем честно. Например, Демпартия, которая сейчас позиционируется, что хочет вернуть миллиард, что они никакой причастности не имели к этим событиям, но именно Демпартия на тот момент контролировала все те органы, которые имели прямой доступ к информации и в реальном режиме могли видеть движения финансовых потоков. К сожалению, термин “контролировала” в нашей стране перешел в фазу, что все учреждения действуют только исходя из политических команд. Так вот Демпартия контролировала прокуратуру, национальный центр по борьбе с коррупцией, Нацбанк, секьюрити сервис… К сожалению, никаких действий они не предприняли. Более того, они покрывают тех людей, которые были в то время во главе тех учреждений. Они их прикрывают.

– Никто не наказан?

– Никто не наказан. Возбуждены уголовные дела, но на данный момент нет ни одного дела, доведенного до конца.

– Политические проевропейские силы таким образом себя дискредитировали.

– Вот. Это была дискредитация европейского вектора. И рост числа евроскептиков в стране происходит исключительно из-за этого. Тем более, что к этому воровству века добавляется пропаганда, которая приходит в Молдову из России.

– И в этих условиях вы создали свою партию. Расскажите, как это получилось.

– Мы решили создать партию по другому принципу. Этот принцип очень простой – не иметь в команде лидеров, которые приходят в политику с деньгами. Потому что обычно эти деньги заработаны нечестным путем. Как в том анекдоте, когда спрашивают миллионера: “Расскажите, пожалуйста, как вы сделали такое состояние?” – “Я вам расскажу, только чур про первый миллион не спрашивать”.

– Как называется ваша партия?

– Партия “Действия и солидарность”. Это была инициативная группа, которую возглавляла Майя Санду – бывший министр образования и потом кандидат на пост премьер-министра в 2015 г. Она проявила себя в министерстве образования как очень решительный, очень подготовленный профессионал. И за то, что она сделала в образовании, она получила бонус доверия, скажем так. И в обществе на тот момент – это был 2015-2016 год – был запрос на новых лидеров и партии, которые отличаются от тех партий, которые существуют.

Мы добились хороших результатов: несмотря на то, что мы были зарегистрированы в мае 2016 г, в том же году осенью 2016 г. На президентских выборах наш кандидат набрал 48 %. Мы приняли участие в первых наших выборах с разбега, если можно так сказать, все было экспромтом.

Мы выиграли эти выборы, потому что мы играли честно. К сожалению, социалисты с помощью Демократической партии, которую возглавляет местных олигарх Плахотнюк, не играли по правилам, использовали административный ресурс, манипуляции, подконтрольные медиа, вовлечение избирателей из Приднестровья, которые неподконтрольны властям Республики Молдова, притеснения диаспор, которые очень хорошо мобилизовались.

Это привело к тому, что сейчас у нас президент – социалист, который продолжает быть популистом. Он далек от той проблемы, которая сейчас, скажем так, очень щепетильная и болезненная для Республики Молдова – это коррупция. Это коррупция по вертикали во всех ветвях власти. Это контроль Демпартии с помощью социалистов в законодательной системе, в органах юстиции, которые должны бороться с коррупцией.

Несмотря на все это, на непростые условия, наша партия будет готовиться и будет участвовать в следующих парламентских выборах, которые пройдут в 2018 году. Я думаю, у нас есть очень хорошие шансы пройти в парламент. Мы хотели бы, чтобы и остальные демократические партии, проевропейские партии прошли, и вместе с ними мы могли бы сформировать коалицию.

– Как вы думаете, кто из других демократических партий имеет шансы пройти?

– На данный момент есть еще одна партия, которая имеет шансы пройти, это Платформа ДА, которую возглавляет Андрей Нэстасе. Это партия, которая появилась на фоне недовольства населения и граждан после протестов, которые происходили в 2015-16 гг. в Молдове. На фоне этого подъема появились две партии: партия “Действия и солидарность” и партия “Платформа ДА”. Могут быть и другие, я не могу за другие партии оценивать их шансы, нам бы хотелось, чтобы партии, которые проводят проевропейский вектор, нашли своих избирателей – воспользовались тем, что 40 % населения пока не определились, и прошли в парламент.

– Молдова находится сейчас в очень сложном положении. С одной стороны, есть явный проевропейский вектор, который, к сожалению, пострадал от того, что произошло в последние годы из-за утраты авторитета проевропейских партий. А с другой стороны, есть пророссийский вектор, который представляет, в частности, нынешний президент Игорь Додон. Как вы видите, какие факторы могут оказать влияние на выбор граждан Молдовы?

– Трудно сказать. Единственный совет, который мы можем дать и себе, и другим проевропейским партиям, это просто-напросто идти в народ. Идти в народ, да. Не сидеть и не жаловаться на то, что нет доступа к средствам массовой информации, больше доступа не будет – это мое мнение. Надо воспользоваться соцсетями, ресурсом интернета. Надо идти прямо к людям, потому что из нашего опыта – мы каждые выходные в районах, в селах – с людьми никто не встречается, о них просто позабыли, особенно правящая партия. Они приходят обычно только в избирательную кампанию. А у людей есть потребность в общении, в высказывании проблем и т.д. и т.д.

Я думаю, нужно просто оставить Кишинев, столицу, и идти в села, в районы, в города, общаться с людьми, объяснять, что из себя представляет нынешнее правительство, как оно проводит реформы. Например, пенсионную реформу, по которой они обещали чуть ли не 50 % удвоение пенсии, а в действительности этого не происходит. Надо рассказывать людям, как они возвращают миллиард, который обещали вернуть, но на данный момент все заглохло, потому что они не заинтересованы в этом. Объяснять, почему они поменяли избирательную систему – люди не хотели менять избирательную систему, люди хотят рабочие места.

– А как поменялась избирательная система?

– Она поменялась путем сговора между Демпартией и социалистами.

– И что получилось? Какая система?

– Стала смешанная. У нас в парламенте 101 депутат, 51 будет избираться по округам, и 50 – по партийным спискам. Эта система поощряет партии, которые у власти, и партии, у которых есть финансовый, медийный и административный ресурс. То есть это было сделано для того, чтобы уменьшить шансы оппозиционных партий, которые на подъеме.

Но я уверен, что несмотря на все эти попытки манипулировать, менять правила игры во время игры, молдавское общество – довольно открытое общество, оно имеет доступ к дополнительным и альтернативным средствам массовой информации – не только к телевидению, но и к интернету. Кроме того, сам факт, что очень большое количество наших граждан – по некоторым данным около миллиона – работают за рубежом, это позволяет людям оценивать и принимать решения, исходя из нескольких источников информации, а не просто поддакивать и принимать решения на основании того, что говорят по телевизору.

– Ну, и последний вопрос – какой вы хотели бы видеть Молдову через 10 лет?

– Я хотел бы видеть Молдову такой, в которую начинают возвращаться те, кто уехал. Потому что это очень большой потенциал. Желание вернуться домой мы увидели во время президентской избирательной кампании. Нам звонили ребята, которые работают в разных международных кампаниях, говорили, что они хотят. Но они хотят видеть какой-то сигнал, надежду, что что-то может поменяться дома, вернуться хотя бы на некоторое время, проявить себя, сделать что-то и потом уже принять решение остаться или уехать.

Молдова – страна маленькая. [Население Молдовы – 3,5 млн чел. – ред.] Не в обиду большим странам, но в маленьких странах легче проводить реформы, имея критическую массу людей, которые согласны, к примеру, 4 года пожертвовать на какой-то прорыв. Сделать что-то, проявить себя, доказать себе, что это возможно. Я думаю, и в Молдове, и среди наших граждан, которые работают за рубежом, есть вот эта критическая масса, которая в нужный момент смогла бы мобилизоваться и сделать из Молдовы пусть не вторую Швейцарию, но сделать Молдову страной, где молдоване хотели бы жить, вот так скажем. Быть рядом со своими родителями, своими детьми и со своими семьями.

– Ну, что ж, удачи вам!

– Вам также, спасибо!

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.