ОГП

Switch to desktop Login



Дискуссия о проблемах образования – в Экспертном клубе ОГП (фото)

Оцените материал
(8 голосов)

7 февраля в офисе Объединенной гражданской партии прошло заседание Экспертного клуба «Профессионально об актуальном» на тему: «Изменят ли ситуацию в беларусском образовании поправки в Кодекс?».

 

 

 

В обсуждении приняли участие эксперты: Владимир Дунаев, Вячеслав Бобрович, Анатолий Павлов, Марина Хомич, модерировал Анатолий Лебедько.
 

Дискуссия включала обсуждение 3 вопросов:

1. Сегодняшняя ситуация с образованием в Беларуси

2. Помогут ли делу те поправки, которые принимаются в Кодекс об образовании?

3. Что, собственно, делать, чтобы на самом деле исправить ситуацию?

 

В. Дунаев:

- О качестве нашего высшего образования можно судить по докладу Мирового банка 2011 г., в котором Беларусь названа чемпионом по дефициту компетенции выпускников. Эти оценки подтверждаются и данными кадровых агентств, которые утверждают, что только 7 % выпускников беларусских вузов отвечают запросам работодателей. Это гораздо хуже, чем у казахов, киргизов, украинцев – да у кого угодно!

Наша система образования не ориентирована на рынок труда.

Беларусь занимает 4 место в мире по доступности образования. 95 % молодых людей поступают в вузы и ссузы. То есть наша система образования характеризуется максимальной доступностью при минимальном качестве.

 

В. Бобрович:

- Произошла девальвация дипломов. Куда ни плюнь, попадешь в человека с дипломом, который отнюдь не говорит о качестве образования. Наше образование на студента не ориентируется, он – в роли опекаемого. Не ориентируется оно и на преподавателя – практически нет связей с мировым академическим и научным сообществом, нет правовой защиты преподавателя, крайне низкая оплата труда. Все это приводит к деградации преподавателей.

 

 

 

А. Павлов:
- Еще 17 лет назад, когда я возглавлял профсоюз преподавателей высшей школы, была обозначена проблема: вузы жаловались на крайне низкий уровень выпускников школ, поступающих в вузы, его неуклонное падение, а директора школ – на низкий уровень подготовки приходящих в школы выпускников педагогических вузов. Слабый учитель – слабый студент – слабый специалист. Круг замкнулся.

Кризис системы образования.

60 % платников в вузах. А как же Конституция, где записано, что каждый может получить бесплатное высшее образование на конкурсной основе?

 

М. Хомич:

- Я как учитель беларусского языка, несколько лет проработавший в школе, могу сказать, что выпускники педагогических вузов не собираются работать в школе. Они приходят отработать по распределению и сразу сбежать. Профессия не престижна.

 

А. Павлов:

- Давно известна истина: Низкая оплата труда педагога – бомба, заложенная под наше будущее. Что вы хотите, если ОМОНовец получает втрое больше, чем кандидат наук, преподаватель вуза? Вот у меня пенсия проректора – 370 рублей, а у соседа, проработавшего в силовых структурах, 800! Дети – не дураки, они все это понимают.

 

 

А. Лебедько:

- Насколько соответствуют времени те изменения, которые сейчас Министерство образования предлагает внести в Кодекс?

 

В. Дунаев:

- Вы знаете, вот те обязательства, которые взяла на себя Республика Беларусь, ведя переговоры по вступлению в Болонский процесс, по той дорожной карте, которая принята, - это совершенно конкретные предложения, которые должны быть имплементированы в законодательство. Там все очень ясно и четко.

Кодекс – это попытка манипулировать некоторыми понятиями, чтобы создать видимость продвижения вперед.

Но надо понимать, что наши законы – непрямого действия, они отсылают к подзаконным актам, что также полностью обесценивает такой Кодекс.

Нет никаких подвижек в плане академических ценностей.

 

А. Лебедько:

- А как они будут отчитываться о выполнении дорожной карты?

 

В. Дунаев:

- Ну, не выполнили. Но никаких санкций не будет. Напишут: «Да, слишком амбициозная программа для Беларуси» - «Так продлите сроки – пусть выполняют!» - «Не, геополитическая ситуация такова, что мы закроем глаза».

На самом деле, это была возможность для Беларуси. Либо вы демонстрируете добросовестность – и у вас открываются новые возможности продвижения в других областях, либо вы окончательно портите свою репутацию.

 

 

В. Бобрович:

- Политика государства в образовании давно направлена на уничтожение академического сообщества как такового. Нет общих профессиональных дел (таких, как Институт повышения квалификации хотя бы), нет общеуниверситетских, нет условий даже для простого общения. Есть ректор, который решает все вопросы, а остальные никак друг с другом не связаны.

Академические свободы для высшего образования – это принципиальный вопрос, нашим партнерами по переговорам по вхождению в Болонский процесс нужно взять его на контроль и держать на контроле максимально долго.

 

В. Дунаев:

- Известный механизм академических свобод – бессрочный контракт, чтобы преподаватель не боялся слово сказать. У нас это мало того, что 5 лет, так даже и эти 5 лет легко сокращаются произволом ректора, когда по конкурсу преподаватель проходит на 5 лет, а контракт с ним заключают на год. У ректора есть такое право.

 

 

 

А. Павлов:

- Вообще, в документ можно записать все, что предложила Европа. Но как он будет выполняться – вот в чем вопрос!

 

А. Лебедько:

- А что можно сказать о школе в этом отношении?

 

М. Хомич:

- В школе ничего не выполняется, так что я уверена, что Кодекс ничего не изменит и влиять ни на что не будет. Мы наблюдаем, что наше образование власти стремятся вернуть к советской системе. Мы движемся не вперед, как во всем цивилизованном мире, а назад – к советским образцам.

 

 

А. Лебедько:

- Что делать? Мы выяснили, что Кодекс ничего не меняет принципиально, только если косметически. А что в этой ситуации надо делать?

 

А. Павлов:

- В 1991 году учителя боролись за свои права, и им удалось заставить принять законодательно, что на образование будет расходоваться 10 % ВВП, а зарплата учителя будет привязана к средней зарплате в промышленности. Но эти нормы так ни разу и не были выполнены. Правовой нигилизм! Именно эти нормы первыми же и исключили, при первой возможности.

Минимум в 3 раза надо увеличить финансирование образования. Без этого любые попытки что-то исправить – как мертвому припарки! Откуда деньги взять? А сократить силовые структуры в 3 раза.

 

В. Дунаев:

- Согласен насчет увеличения финансирования. И есть еще вопрос эффективности использования средств. 10 % от ВВП – это ориентир для всех стран, к которому нужно стремиться. Конечно, ВВП Беларуси отличается от ВВП Германии, но все-таки. Причем 2 % ВВП должны идти на высшую школу. У нас – втрое меньше этот показатель.

 

А. Лебедько:

- Итак, подводим итоги. Необходимо увеличить финансирование, эффективность использования… Что еще?

 

В. Бобрович:

- Необходима правовая защита. Вообще, повышение правового сознания граждан.

 

А. Павлов:

- Кодекс в таком виде вообще не нужен.

 

В. Дунаев:

- Можно вернуться к Кодексу 2000 года, который вводил академические свободы. А в нынешнем расписано, как тапочки в интернате распределяются, но про академические свободы – ни слова. Все определяется решением 1 человека – президента. Никаких прав нет ни у кого. Произвол 1 человека, если мы не закладываем механизмы академических свобод.

 

В. Бобрович:

- Да, автономия – еще не демократия. Можем получить ситуацию, когда каждый вуз – удельное княжество со своим самодержцем, как и страна. Так что – академические свободы и правовая защита.

 

М. Хомич:
- Кодекс, даже будь он идеальным, ничего не изменит. Да и кто из учителей читал тот Кодекс? Реальная реформа образования при сегодняшних условиях невозможна.

 

А. Лебедько:

- Но, как все мы понимаем, под лежачий камень вода не течет. Нужно использовать любую возможность для поднятия этих вопросов, разжигания дискуссии. Нужно использовать те 2 мандата, которые есть у демократического сообщества сейчас.

Вот в субботу, 11 февраля – тематическая приемная по вопросам образования Анны Канопацкой, у которой есть депутатский мандат, и она может вынести их в ПП НС. Ну, пусть они не примут, но мы можем использовать это для организации кампании давления.

 

В. Дунаев:

- Надо использовать все механизмы, которые могут оказать давление на власть. Это могут быть совсем небольшие вопросы. Например, добиться, чтобы льготный кредит на образование выдавался не только студентам государственных, но и частных вузов. Чтобы возврат этого кредита начинался через 2 года после окончания учебы, как в Европе, а не как у нас – назавтра после получения диплома.

Вот была эта история в Гродно с увольнением 10 преподавателей – тех, кто встал на защиту коллеги, уволенного за публикацию книги за границей. Какова реакция зарубежных партнеров этих вузов? Никакой! Потому что необходимо посылать им соответствующие сигналы. Это вполне определенная работа, и ею надо заниматься.

 

А. Павлов:

- Я вообще против платности образования – получается двойное налогообложение. Но это отдельная тема, которую надо обсуждать.

 

В. Дунаев:

- Образовательная политика строится на балансе трех вещей: доступность, цена, качество.

И нам необходимо определить, что можно сделать, обладая теми или иными ресурсами.  

 

Фоторепортаж Геннадия Вератинского